Введение. О языке и о методе

Турецкий язык находится во второй десятке языков мира по распространенности. Его считают родным более 77 млн. человек, а в целом на нем говорят около 83 миллионов. Турецкий относится к агглютинативным языкам (от лат. agglutinatio – приклеивание). Если в русском, английском, французском и т.д. контекст слова задается при помощи вспомогательных частей и местоимений, стоящих перед ним (Мы в школе), то в турецком это выражается при помощи аффиксов, приращиваемых к слову в определенной последовательности (Okuldayiz – школе-в-мы).

При таком послоговом переводе фразы действительно покажутся тарабарщиной. Сразу же рекомендую: не пытайтесь воспринимать турецкий через призму русского, это абсолютно другая система. Помните тест, где геометрические фигуры нужно положить в соответствующие емкости? Казалось бы, это простейший тест, и нормальный человек действительно не будет совать пирамидку в квадратную емкость... если рядом есть треугольная. Но, если раньше вы не имели дела с агглютинацией, подходящей выемки у вас нет. Придется брать пирамидку и продавливать ею новую емкость – благо, мозг достаточно податлив для этого.

На самом деле, турецкий прост в своей логичности. Грамматика и произношение весьма однозначны – стоит выучить то или иное правило, и можете смело применять его абсолютно везде. Некоторая трудность может возникнуть в запоминании слов, из-за их непривычного звучания. Все новое мы пытаемся соотнести с уже известным – в частности, это выражается в том, что куда легче учить языки, похожие на родной. Однако даже если мы не владеем языком, но слышим его в музыке, фильмах, сериалах, разговорах людей вокруг, то ухо понемногу привыкает, и есть на что опереться, переходя непосредственно к обучению. Турецкий же фактически не представлен – по крайней мере, у меня на родине. Все слова казались абсолютно разными и ни на что не похожими, за исключением "ложных друзей переводчика", которые все равно означают нечто совсем иное. Классические примеры:

Kulak – ухо. Напоминаю, не воспринимайте турецкий через призму русского, и выкиньте из головы изображение человека с кулаками вместо ушей.
Kanat – крыло. И все-таки смешение языков порождает сюрреалистичные образы. Наверное, птицам в такой стае нужно лететь на приличном расстоянии друг от друга – чтобы крылья ненароком не запутались.
Bardak – стакан, tabak – тарелка.
Durak – остановка. В неизменном виде это слово практически не используется, разве что если сказать "son durak" – в свою очередь, это будет означать "последняя остановка", а не "последний дурак".
Şapka – шапка. Не стоит везде искать подвох.

Тем не менее, благодаря логичности словообразования понимание приходит быстро. Многих приступающих к изучению интересует, за какое время можно освоить язык. Лично я впервые открыла учебник в начале 2007 года; через пару лет несистематических и ненапрягающих тренировок речь стала довольно беглой. На этом этапе я уже могла выразить любую абстрактную идею без упрощения, используя синонимы и описания, если не знала перевода конкретных слов. Сейчас идет дальнейшее пополнение словарного запаса и узнавание всяческих любопытных нюансов – процесс развития, который будет длиться всю жизнь.

Надеюсь, мой опыт послужит подсказкой для людей, изучающих турецкий – самостоятельно или с преподавателем. Все это будет подано образными словами человека, далекого от теории грамматики и преподавания, объясняющего другим так, как постигал сам. Я расскажу об этапах собственного пути, о методах, которыми пользовалась, разберу моменты, которые представляли для меня сложность и интерес. Способы, описанные здесь, помогли мне, но рекомендую примерять советы осторожно – люди разные, а подход едва ли не антинаучный. Подобно колдовскому зелью – эффект быстрый и сильный, но ингредиенты подбираются по наитию, да и не всякий организм выдержит.

Есть одно важное замечание – упоминаю об этом сейчас, и повторю в дальнейшем. Каким бы способом вы ни учились, представляйте свою цель и стремитесь ее достигнуть и превзойти. В каком-то смысле эту систему можно назвать "экспресс-методом", но экспресс должен мчаться к некой точке на горизонте, а не врезаться в установленный барьер или вообще сходить с колеи.